Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
493

Лекарство от ксенофобии

Описание:

Размышления многодетной мамы о том, что страх перед «странной» внешностью или проявлениями – это нормально, и когда мамы детей с инвалидностью обижаются на людей за взгляды и даже действия, надо всегда вспоминать о том, что за механизм заставляет людей так реагировать. Выводы автора комментирует психолог.

Многие родители детей с синдромом Дауна хотя бы виртуально знакомы с москвичкой Анной Крючковой. В своих соцсетях она много рассказывает о том, как живет их многодетная семья. Девятый ребенок Анны родился с синдромом Дауна, и потом Крючковы удочерили еще одну малышку с таким же диагнозом – Веру. После недавних наблюдений за детьми – Верой и Мишей – Анна написала в Фейсбуке1 пост, который мы с ее разрешения публикуем в нашем журнале. 

Вера очень боится Мишиной ноги. Когда он пришел с гипсом и на костылях, она три дня бегала с криками от него. Хотя Миша – это ее любимый человек, кажется. 

Когда Миша вернулся после второй операции с желтой от йода иссохшей ногой и перебинтованной свежей раной, она снова кричала и убегала в ужасе. Постепенно привыкла. Но когда смотрела на ногу, у нее были позывы к рвоте, и ей явно было это очень трудно и неприятно. 

Сегодня мы с Мишей меняли повязку. И Вера решила остаться посмотреть. Смотрела с расстояния двух метров, периодически прикладывая руку ко рту и жмурясь. Было видно, что ей очень хочется как-то пожалеть Мишу, как-то проявить участие. И она вдруг попросила ей тоже забинтовать ногу.  И я это сделала. Забинтовали ей, как у Миши. Потом Миша сказал: «Погладь мне ножку!» Но она боялась. Тогда он погладил ее ножку. И тут она тоже решилась. И погладила наконец Мишину бедную ножку.

Дальше они, как всегда, возились и целовались. А потом она стала ходить прихрамывая и на цыпочках и периодически подходила за поцелуями для своей замотанной ноги.

О чем я думаю всё это время? А вот о том, что даже самый любимый стал для нее в одночасье страшным и даже мерзким. О том, что такая реакция на «необычную» внешность – абсолютно природная и естественная. Страх перед «странной» внешностью или проявлениями – это нормально. И когда мамы детей с инвалидностью обижаются на людей за взгляды и даже действия, наверное, надо всегда вспоминать о том, что за механизм заставляет людей так реагировать. Пусть даже взрослых! Всем им нужно время, чтобы понять: то, что они видят, не страшно. Кому-то – пара секунд, а кому-то, может, и намного дольше. И им важно рассказывать словами о том, почему им не должно быть страшно. По крайней мере, пока на улицах еще не так много встречается «необычных» людей.

1.jpeg

Комментарий эксперта

Алена Синкевич, психолог, руководитель проекта «Близкие люди» благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

– Всем людям с особыми потребностями в России приходится сталкиваться с ксенофобией. А если мы говорим о детях с особыми потребностями, то боль от ксенофобии испытывают не только они, но и их родители. 

Почему же это такое распространенное явление? Да потому, что с древности ксенофобия относится к одному из механизмов выживания, прочно усвоенных человечеством. Но со временем условия жизни людей менялись, и культура стала контролировать ксенофобию как проявление того, что больше не адаптивно для жизни общества и человека в нем. 

Именно культура несет большую ответственность за то, как мы проявляем свои чувства, в том числе – страхи. Например, в Европе хорошим тоном считается предложить помощь человеку с особыми потребностями, а в США она обязательно будет оказана, но лишь после того, как человек сам об этом попросит. То есть, общества договорились по-разному, и это нормально. Культура регулирует поведение людей. Во многих развитых странах человек, который выгнал из песочницы особого ребенка, сам бы стал социальным изгоем или даже преследовался бы органами правосудия. 

У нас же, даже выражая свое очень лояльное отношение к особым людям, невозможно быть уверенным, как это будет воспринято. Потому что в обществе не сформирована культура, нет правил: что мы делаем, что не делаем, а что категорически запрещено делать по отношению к людям с особыми потребностями. Можно ли смотреть на особого человека открыто или нет, надо ли предлагать свою помощь или нет, уступить ли ему место в транспорте или нет? Мы не знаем, мы в растерянности. Приблизительно то же чувствуют особый ребенок и его мама. Когда не определены правила того, что можно, а что нельзя и как это должно быть, человек не понимает: его только что обидели или ему оказали знак внимания и благосклонности. 

Наше общество состоит из людей с самыми разными устоями и взглядами, поэтому поведение по отношению к людям с особыми потребностями не должно регулироваться спонтанно, это задача культуры.


1 Деятельность компании Meta, Facebook и Instagram запрещена на территории Российской Федерации.

Похожие материалы