Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    9065

    «Здесь русский дух»: биография психолога и педагога Елены Антиповой

    Описание:

    Очерк посвящен нашей соотечественнице, психологу-исследователю и педагогу Елене Владимировне Антиповой, внесшей значительный вклад в становление и развитие системы специального образования в Бразилии в 1929—1974 гг. Имя Елены Антиповой практически неизвестно в России. Однако в Бразилии ее подвижническая деятельность отмечена правительственными наградами, в этой стране действует научно-исследовательский институт и образовательный фонд ее имени, написанные ею научные труды изданы в пяти томах. Очерк знакомит читателя с основными вехами биографии Елены Антиповой, содержанием ее многолетней работы, а также дает представление о том, какую роль играет наследие Антиповой сегодня.

    Рубрика «Страницы истории» посвящена нашей соотечественнице — Елене Владимировне Антиповой, психологу-исследователю и педагогу, внесшей значительный вклад в становление и развитие системы образования в Бразилии в 1929—1974 гг.

    Мы продолжаем рассказывать читателю о ярких представительницах русского научного зарубежья, исследовательская и практическая деятельность которых была связана с организацией психолого-педагогической помощи детям с нарушением интеллекта за пределами их исторической родины. (В выпуске № 2 (7) нашего журнала за 2011 г. была представлена биография Валентины Дмитриевой, стоявшей у истоков создания системы ранней помощи в США. Написанные ею книги по развитию детей раннего возраста сегодня активно используются в Америке и странах Европы в работе с детьми с синдромом Дауна.)

    До недавнего времени имя Елены Антиповой было практически неизвестно в России ни профессионалам, ни широкой общественности. В то же время в Бразилии ее подвижническая деятельность на ниве образования отмечена правительственными наградами – она удостоена звания почетного гражданина одного из штатов Бразилии (Минас-Жерайс), титула «Мать года», ордена Южного Креста, медали за «Заслуги в области образования» (вручена лично президентом Бразилии). Написанные ею на португальском языке научные труды изданы в пяти выпусках. В Бразилии действует научно-исследовательский институт и образовательный фонд ее имени (Foundation Helena Antipoff, FNA) [3, c. 364].

    Интерес к наследию Елены Антиповой возник у нас не случайно. В феврале 2012 г. на канале НТВ в программе «Школа злословия» Марина Сорокина, заведующая отделом истории российского зарубежья Дома русского зарубежья им. Александра Солженицына, рассказывая о Елене Владимировне Антиповой, упомянула о ее желании быть похороненной рядом с могилой любимого ученика и подопечного с синдромом Дауна, который с помощью своего педагога смог занять достойное место в жизни.

    Появление информации о Елене Антиповой на российском телевидении и в печати в 2012 г., когда отмечалось 120-летие со дня ее рождения, проведение международных научных конференций в России и Бразилии позволили узнать ближе эту выдающуюся женщину с необычной судьбой — «Дону Элену», — привнесшую славянский дух в далекую бразильскую культуру. Глядя на портрет Елены Владимировны, невозможно не поддаться обаянию ее образа, женственного и хрупкого. Однако весь ее жизненный путь свидетельствует о стойкости и силе ее характера.

    Известный бразильский писатель Отто Лара Резенде (Rezende; 1922—1992) посвятил ей полные восхищения строки: «Дона Элена сухая, аскетичная, похожая на колосок. Слабая женщина и сильная славянка, разрушительница всех стереотипов, близорукая интеллектуалка с потрясающей прозорливостью, эта (вечно с головной болью!) бразильянка… из Санкт-Петербурга и конструктор детских душ, апостол женского рода, ниспосланный нам из российского поднебесья, — она сама была лучшим примером того “созидательства”, которому учила, которое проповедовала самой жизнью своей» [Там же].

    Состоявшийся в Москве в Доме русского зарубежья в июне 2012 г. международный научный коллоквиум «Образование для всех и ученые-эмигранты: наследие русского психолога Елены Антиповой (1892—1974) в области науки, образования и прав человека в Латинской Америке, Европе и России», собравший историков науки из России, Бразилии, Латвии, Франции и Швейцарии, ярко продемонстрировал незаурядность личности Е. Антиповой и ее вклад в развитие глобального психолого-педагогического и образовательного пространства.

    Коллоквиум был организован российскими исследователями антиповского наследия Натальей Масоликовой и Мариной Сорокиной. На нем сложилась удивительная атмосфера, объединившая исследователей из разных стран, изучающих биографию Антиповой, ее фамильное древо, становление как психолога и педагога в период обучения в лаборатории психологии А. Бине в Париже, деятельность на родине в первые годы советской власти, во время эмиграции в Европу и, наконец, в Бразилии. Участие в работе научного форума правнучки Антиповой – Сесилии Андраде Антипофф, профессора факультета психологии Университетского центра UNA г. Белу Оризонти (столицы бразильского штата Минас-Жерайс), стало ярким свидетельством того, что в Латинской Америке сложилась династия психологов с русскими корнями. Научные интересы Сесилии лежат в сфере развития одаренных детей, направлении психологии и педагогики, начало которому в Бразилии положила в 30-е годы прошлого века ее прабабушка.

    В докладах профессора Режины де Фрейтас Кампос, президента Центра исследований и документации им. Елены Антиповой, и ее коллег по Федеральному университету штата Минас-Жерайс говорилось о работе Елены Антиповой по подготовке учительских кадров для системы образования штата, а также о создании ее любимого детища — Фазенды Розарио, места психолого-педагогической реабилитации и коррекции детей с нарушениями развития. Там и сегодня при поддержке правительства Бразилии и частных спонсоров продолжается работа с особыми детьми, реализуются на практике педагогические идеи русского ученого уже на новом, современном этапе интеграции.

    Редакционная коллегия нашего журнала решила открыть имя Елены Антиповой для наших читателей, надеясь, что знакомство с ней продолжится, когда ее труды будут опубликованы на родном языке.

     Выражаем огромную благодарность Дому русского зарубежья имени Александра Солженицына и лично Наталье Масоликовой, старшему научному сотруднику отдела истории российского зарубежья, за помощь при работе над статьей и предоставленные ею документы и фотоматериалы.

    Начало пути

    Елена Владимировна Антипова родилась 25 марта (7 апреля) 1892 года в городе Гродно Минской губернии, по месту военной службы ее отца, Владимира Васильевича Антипова. Он был уроженцем Лифлянской губернии и происходил из семьи купцов, обосновавшихся в Риге еще до войны 1812 года. Двигаясь по карьерной лестнице, Владимир Антипов в 1899 году окончил Николаевскую академию Генерального штаба, а к 1915 году, находясь в должности начальника Петербургского пехотного юнкерского училища, был произведен в генерал-майоры. Мать Антиповой, Софья Константиновна Стоянова, сама была из военной семьи. Следуя за мужем по местам его службы, она воспитала трёх дочерей: Елену, Зинаиду и Татьяну.

    Свидетельств о детских и юношеских годах Елены Антиповой практически не осталось. Известно, что в 1909 году она заканчивает Таганцевскую гимназию в Петербурге и уезжает учиться во Францию. В 1912 году под влиянием своего учителя, профессора Эдуарда Клапареда, Антипова переезжает в Швейцарию, где для нее начинается этап ее становления как психолога в только что созданном в Женеве Институте Жана-Жака Руссо, выросшем впоследствии в международный центр экспериментальных исследований в области детской психологии.

    Эдуард Клапаред был ведущим специалистом по прикладной и педагогической психологии и одним из основателей института, столетний юбилей которого отмечался в 2012 году. Назван он был в честь Жана-Жака Руссо, 200-летний юбилей которого отмечался в 1912 году. Клапаред считал его автором «коперниковской» революции в образовании, перенесшей фокус процесса обучения с учителя на ученика [2].

    К работе в институте были привлечены лучшие европейские силы в области психологии и педагогики: Пьер Бове, Адольф Ферьер, Жан Пиаже. Институтом разрабатывался новый подход к обучению детей на междисциплинарной основе, способствовавший развитию всех сторон личности ребенка.

    Кроме психологии здесь преподавались такие науки, как медицина, биология, физика, социология, антропология и право. В рамках экспериментальной педагогики практиковались рисование, лепка, раскрашивание. Занятия проводились часто на природе, в горах [2].

    В Институте Жана-Жака Руссо Антипова продолжила работу в избранном еще в Коллеж де Франс направлении психологии – экспериментальном изучении высшей психической функции – мышления и в диагностике умственного развития ребенка. Интерес к этой сфере возник у нее под влиянием Теодора Симона и Альфреда Бине, создателей шкалы измерения интеллекта, получившей название шкалы Бине — Симона. Под руководством этих всемирно известных ученых она проходила свое обучение в Париже.

    Изучение умственного развития детей, влияние социальных факторов на их интеллектуальное развитие, определение причин одаренности одной группы детей и отставания в обучении у другой становится сферой практического приложения полученных Еленой Владимировной знаний уже в революционной России, куда она возвращается с дипломом психолога в 1917 году.

    На родине

    Первые годы советской власти стали периодом активной практической деятельности Антиповой в качестве психолога. Революция и гражданская война привели к росту количества социально неблагополучных детей: сирот, беспризорников, детей, отстававших в физическом и умственном развитии. Елена Владимировна начинает работу в Центральном карантинно-распределительном детском пункте Наркомпроса в Петрограде. Вначале он располагался в гостинице «Европейская», а затем был переведен в помещение бывшего Императорского Александровкого лицея на Каменном острове. Научную работу она ведет под руководством одного из лидеров российской экспериментальной педагогической психологии и педологии А. П. Нечаева в лаборатории экспериментальной психологии, организованной еще в 1901 году на базе Педагогического музея в Петрограде. В лаборатории осуществлялось изучение особенностей процесса восприятия ребенка в условиях дошкольного и школьного учреждений, анализировались особенности умственного развития учеников, проводилось психологическое тестирование детей.

    Результаты исследования умственного развития дошкольников Петрограда, проведенные в 1921 году Антиповой под руководством профессора П. О. Эфрусси с применением шкалы Бине — Симона дошли до читателя в виде статьи «Умственный уровень дошкольников. Исследование по методу Бине — Симона» (Педологический журнал. Орел, 1924. № 2 (5)). В исследовании Антиповой приняли участие 112 детей из шести различных дошкольных учреждений в возрасте от 4 до 9 лет, рожденных в период 1914—1917 гг. Характеризуя тестируемую группу, Антипова писала: «Исследованные нами дети были ленинградскими жителями, и почти все они пережили тяжелые годы голодания, холода, болезней и тревог» [1].

    На основе полученного материала Антипова приходит к выводу, что «умственный уровень детей находится в прямой зависимости от степени культурности среды, к которой они принадлежат… Следует при этом иметь в виду, что понятие “среда” в данном случае понятие сложное, так как заключает в себе два фактора — биологический и воспитательный, т. е., с одной стороны, умственная одаренность ребенка зависит от того предрасположения мозга и всего нервного аппарата, который он унаследовал от своих предков, а с другой – эта одаренность подвержена влиянию той обстановки – направление интересов, быт, речь, отношение к нему самому – в которой он и растет. Какой из этих факторов действует сильнее – житейская обстановка или предрасположение – мы не знаем» [1].

     Применяя методику тестирования, предложенную Бине и Симоном, к детям, пережившим тяжелейшее время гражданской войны, она сравнивает результаты обследования с парижскими данными и делает вывод: «Сопоставляя полученные результаты с парижскими нормами, мы видим, что, несмотря на ослабление физического организма, несмотря на тяжелые потрясения, которым подвергались как взрослые, так и дети в описываемый период (1921г.), – картина интеллектуального уклада наших дошкольников не дала резких уклонений от нормального уровня психического развития. Мы констатировали даже некоторое повышение уровня (в среднем на 0,41) в сравнении с парижскими данными довоенного времени. Полагаю, что не голословно было бы утверждать, что такое повышение отчасти зависело от сравнительно хорошей постановки в России, еще в 1921 г., дошкольного образования, а кроме того, от той житейской мудрости, которая теперь приобретается детьми с ранних лет. Предоставленные самим себе больше, чем раньше, сызмала вынужденные ориентироваться в окружающей их жизни, дети тем самым активно, на самом деле, упражняют те четыре корня интеллекта, которые Бине назвал пониманием, обсуждением, направлением и изысканием» [1].

    Трудности жизни в послереволюционной России требовали от Елены Антиповой большого мужества и стойкости. Возвращение ее на родину было связано с тяжелым состоянием здоровья отца, получившего ранение на фронтах Первой мировой войны. Забота об отце, активная профессиональная деятельность не помешали Елене Владимировне встретить свою любовь и создать семью. Она выходит замуж за известного литератора Виктора Яковлевича Ирецкого, и в 1919 году у них рождается сын Даниил. Вскоре ее ждет новое испытание. В 1922 году Виктор Ирецкий был арестован, а вслед за этим последовало решение о его высылке в Германию. Антипова решительно выступает в защиту мужа, направляя письмо в ГПУ с просьбой об отсрочке высылки. Отсрочка была получена, но, несмотря на это, Ирецкий покинул Россию. Антипова тяжело переживала эмиграцию мужа. Вот отрывок из ее письма к нему 1924 года: «Когда же Вы вернетесь? Когда же начинать хлопоты – не тогда ли, когда поседеют наши волосы, не поздно ли будет тогда? Виктор Яковлевич, сейчас остро чувствую Ваше отсутствие и тоскую по Вам» [3, c. 373].

    Эмиграция

    В 1924 году Елена Владимировна вместе с сыном покидает Россию теперь уже навсегда. Прожив год вместе с мужем в Германии, она понимает. что их семейную жизнь уже не наладить, и принимает решение переехать в Женеву, чтобы продолжить работу в лаборатории своего учителя Эдуарда Клапареда. В эти годы Институт Жана-Жака Руссо переживает наивысший подъем своего развития. Созданная после окончания Первой мировой войны, в 1919 году, Лига наций превратила Женеву в столицу дипломатии. В то же время она приобретает статус колыбели нового подхода к образованию. Здесь издается на французском языке журнал “Education nouvelle” («Новое образование»). Институту Жана-Жака Руссо оказывает поддержку фонд Рокфеллера, что дает возможность создать Международное бюро просвещения. В 1929 году институт вошел в состав Женевского университета и его возглавил Жан Пиаже [2].

    Подключившись к работе института в пору его расцвета, Антипова оттачивает свое профессиональное мастерство, участвуя в разработке психологических тестов под руководством Э. Клапареда. В Женеву для знакомства с новыми подходами к организации образования стекались специалисты не только из Европы, но и из США и Латинской Америки. Их целью было привлечь высококвалифицированных европейских экспертов к работе по совершенствованию системы образования в их странах. Именно в поисках персонала для переживающей период реформирования национальной системы образования в 1928 году в Женеву прибыл из Бразилии доктор Алберто Алварес. Встреча с ним круто изменила жизненный путь Елены Антиповой, сделав ее новой родиной далекий от Европы штат Минас-Жерайс в Бразилии.

    В письме к В. Ирецкому, датированным 1928 годом, она пишет: «А теперь вот что имею Вам сообщить: мой отъезд в Бразилию!.. Посудите, правильно ли я сделала: приглашают меня по моей специальности – лекции по экспериментальной и детской психологии в учительский институт (женский); обследование детей начальной школы для распределения по различным классам (одаренных, неодаренных детей); организация педологического музея; редактирование педологического бюллетеня – оба последних учреждения являются концентрированием и результатом двух первых деятельностей… Контракт составляется между мной и бразильским правительством, с нотариальными формальностями и в Бразильском консульстве в Женеве… Самый представитель производит впечатление человека серьезного, дельного и идеалистически настроенного — в том смысле, что он верит в наше и свое образование, свою страну, депутатом которой он был несколько лет тому назад, хочет поставить на новую высоту» [3, c. 373—374].

    В 1922 году Бразилия стала независимой после 300-летнего периода пребывания колонией Португалии. Консолидация республиканского режима повлекла за собой реформирование образовательной системы, целью которого стала модернизация начальной и средней школы, создание системы подготовки школьных учителей, особенно в сельских районах. Создание экспериментальных лабораторий психологии становится важным шагом на пути реализации реформ. Переплывая Атлантику по пути к своему новому месту жительства в августе 1929 года, Антипова делится с В. Ирецким размышлениями о своем будущем поприще:

    «В Bello Horizonte (губернский город Minas Geras) c февраля этого года открылись для учительниц двухгодичные курсы совершенствования. Первоначально думали дать им курс чисто педагогический (дидактический характер). Когда же представитель их побывал в Европе, то, кроме рисования, лепки и разных прикладных предметов, решил, что им нужна и психология, и обследование детей в школах. И всякие экспериментальные пряности и премудрости. Это, очевидно, под непосредственным влиянием Института Руссо и, в частности, моих занятий с нашими учениками. Кроме лекций по экспериментальной психологии и закупки у Циммермана в Германии приборов на несколько десятков тысяч для лаборатории при школе (Escola da Perfeitamento) и по психологии ребенка, мне предстоит, и, по-моему, это очень интересная задача, исследовать бразильских детей по всему штату М[inas] Ger[as] для установления норм физического и психического развития. Отсюда чрезвычайно интересными могут быть сопоставления с развитием детей других стран, народов, рас, социальных условий воспитания и т.д.» [3, c. 375].

    На своем месте

    Быстро обосновавшись на новом месте, Елена Владимировна с увлечением занялась любимым делом. В 1931 году она возглавила лабораторию психологии в учительском колледже г. Белу Оризонти. Инструментом ее исследований умственного развития бразильских детей стал известный тест Бине — Симона, адаптированный ею к местным условиям. Влияние идей Бине на практическую деятельность Антиповой выразилось в предложенной ею в рамках принятого бразильским правительством Положения о начальном образовании (1927) организации специальных классов для детей с задержкой в развитии по модели, рекомендованной Бине к использованию во французских школах начала ХХ века, где реализовывались специальные программы по развитию базовых речевых и математических навыков [5].

    В январе 1931 года Антипова писала: «Сейчас, исследуя умственное развитие здешних детей, получаю интереснейшие данные, сравниваю его с тем, что мы знаем о нем среди европейских и североамериканских детей. Наши тесты, в конечном итоге, не столько исследуют умственную натуральную одаренность, сколько степень той цивилизации, в которой развивается и зреет ребенок. Конечно, особо одаренные дети или обиженные судьбой с рождения мыслимы вне среды. Но средний человек – это такое зеркало окружающих условий, что достаточно узнать, что такой ребенок – сын каменщика, сапожника, шофера, монтера, адвоката или инженера, и можно с небольшой ошибкой сказать, что он знает и что он может. Зная условия цивилизации Бразилии, того или иного квартала Bello Horizonte или даже Парижа, уже имеешь верные данные для определения того, что нужно таким детям, в той или иной школе. Это все банально, несомненно, но назначение науки именно заключается в том, чтобы вывести это банальное знание в нескольких простых законах, комбинация которых позволяет провидеть со значительной точностью целый ряд более сложных явлений» [3, c. 379].

    Публикация Антиповой результатов проведенных ею исследований вызвала недовольство представителей католической церкви. Известный в Бразилии священник Альваро Негромонте, участник общественных дискуссий по вопросам образования и культуры, автор книг и учебников для родителей и учителей, выступил с резкой критикой высказываний Антиповой. Уже с начала ХХ века религиозное образование было исключено из школьных учебных программ штата Минас-Жерайс. Обнародованные Е. Антиповой результаты тестирования бразильских детей показали незначительность их интереса к вопросам религии. Святой отец обрушился в местной прессе на русскую эмигрантку, стоящую, по его словам, на позициях материализма и безбожия, упрекая ее в недостатке патриотизма и уважения к католическим настроениям бразильского народа [5].

    Однако противостояние не было длительным. Елене Владимировне удалось не только преодолеть разногласия, но и привлечь Альваро Негромонте к сотрудничеству. Сферой, сблизившей их интересы, стали обездоленные дети. Священник принял предложение Антиповой стать вице-президентом возглавляемого ею Общества Песталоцци, призванного помогать лишенным родительской опеки детям [5].

    Увлеченная работой, Елена Владимировна тем не менее тосковала по оставшемуся в Европе сыну. Даниил Ирецкий в это время обучался во французском колледже «Бовалон». Большое участие в его судьбе принимал друг и учитель его матери Эдуард Клапаред. Находясь вдали от семьи и европейской культуры, Антипова находит Белу Оризонти все более привлекательным местом для жизни, отвечающим ее потребностям в профессиональном и личностном развитии.

    «Minas – один из наиболее красивых, живописных и богатых штатов. Красоты здешнего пейзажа, гор, растительности или степей и дальних горизонтов – изумительны — и лично для меня серьезно компенсируют тоску и разлуку по сыну, по Европе, по культурной жизни, — пишет она в 1931 году. — …Эти два дня я имела громадное удовольствие проскакать на чудных лошадках бразильянских около 30 километров верхом. Первый раз в моей жизни – вот еще удовольствие, которое в городах европейских не имеют, а здесь скачи, сколько твоей воле хочется» [3, c. 379].

    Искренность и открытость Елены Антиповой, талант педагога и психолога были высоко оценены ее учениками и коллегами. Уже с первых лет жизни в Бразилии она была окружена их любовью и уважением. В письме к сыну в 1931 году она рассказывает о праздновании своего дня рождения:

    «Мои ученицы были очень любезны со мной: придя в понедельник в школу, я обнаружила, что всё в цветах: кругом были букеты роз. Затем они мне предложили прекрасный завтрак за столом, тоже украшенным цветами. И, наконец, почти в самом конце дня, они пришли из лаборатории с огромной корзиной цветов, которую вручили мне с трогательной речью.

    Вернувшись к себе, я нашла книгу на португальском языке, которую несколько учеников подарили мне. Что касается моих коллег, то они организовали для меня очень приятный праздник у одной из них, доны Амелии, которая пригласила на мой праздник множество людей… Были певцы, и музыка…. и были произнесены стихи, и месье произнес небольшую речь, в общем, действительно, было оказано слишком много чести для одного человека по такому пустячному поводу, которым является 39-ый день рождения» [3, c. 379].

    В 1944—1948 годах Антипова работает в Национальном департаменте детства Министерства общественного здоровья Бразилии. К решению проблем, связанных с поддержанием физического и интеллектуального здоровья нации, защите обездоленных детей и подростков, организации и проведению просветительских кампаний в области здравоохранения и образования были привлечены врачи и педагоги, местные власти [5].

    Деятельность, направленная на защиту детства, педагогическая и психологическая поддержка как одаренных детей, так и детей, нуждающихся в особом внимании государства, лишенных родительского внимания и семьи, детей с проблемами развития стали основными сферами приложения энергии, энтузиазма, знаний и талантов Антиповой.

    Создание школы

    В 1940 году под руководством Е.А. Антиповой была создана модель новой школы — Фазенда Розарио, где были созданы условия для обучения и воспитания детей с особыми образовательными потребностями и нашла свою полную реализацию идея образования для всех.

    С 1939 по 1962 годы она, являясь профессором психологии Федерального университета штата Минас-Жерайс, разрабатывает новую методологию школьного образования, обеспечивающую доступ к ней детей разного уровня развития.

    В 1973 году при ее участие был учреждена ADАV (Milton Campos Association for the Development and Assistance of the Vacations of the Gifted) — ассоциация поддержки одаренных детей и подростков. Два последних года жизни ее научная и практическая деятельность была посвящена разработке комплексного подхода к психолого-педагогической поддержке особо одаренных детей. В ее работе прослеживаются следующие направления: концепция одаренности, принципы определения и отбора детей, поддерживаемых ассоциацией, создание программ, учитывающих интеллектуальное, творческое, физическое развитие детей и их социализацию [5].

    В 1951 году, после 20 лет ее пребывания в стране, Елена Антипова получает бразильское гражданство, что явилось подтверждением высказанного ею в одном из писем суждения о ее новой родине: «Энергичные, знающие интеллигенты — для них Бразилия и создана» [3, c. 370]. Любовь Антиповой к Бразилии была взаимной. Кроме высоких правительственных наград и званий, она снискала народную любовь и уважение.

    Дань любви и уважения

    9 августа 1974 года Елены Антиповой не стало. На похоронах присутствовали жители штата Минас-Жерайс во главе с его губернатором. В издававшейся в Нью-Йорке эмигрантской газете «Новое русское слово» был опубликован некролог, написанный литературным критиком и переводчиком «первой волны» эмиграции в Бразилию Валерием Перелешиным. Он отмечал, что даже свой уход из жизни Е. В. Антипова наполнила созидательным смыслом, завещав похоронить себя рядом с «Немым» — «исключительным» ребенком, который с ее помощью сумел стать взрослым активным человеком [4].

    Научное наследие Антиповой и сегодня бережно сохраняется ее последователями и учениками. В 1980 году в Федеральном университете штата Минас-Жерайс был учрежден Центр исследований и документации Елены Антиповой (Centre for Research and Documentation Helena Antipoff), где хранятся ее архивы, на основе которых продолжаются научные исследования. В 1997 году в университете была создана мемориальная комната Елены Антиповой. В Центре Антиповой проводятся научные и просветительские мероприятия, выпускается бюллетень, готовится к запуску собственный сайт, который позволит сделать ее научное наследие международным достоянием, доступным для ученых и студентов из разных стран.

    Созданная Е. Антиповой Фазенда Розарио в XXI веке успешно реализует политику инклюзии. В единой образовательной среде здесь обучаются и проводят досуг дети с нарушениями интеллекта и их обычные сверстники. Среди них дети и подростки с синдромом Дауна, которые и сегодня чувствуют присутствие «Доны Элены» в атмосфере учреждения, основанного на заложенных ею принципах русской психологической школы.

    Литература

    1. Антипова Е. В. Умственный уровень дошкольников : (исследование по методу Бине — Симона) // Педологический журнал. Орел, 1924. № 2 (5). С. 34—46.
    2. Бабаева Л. У истоков женевской психологии // Наша Газета : Швейцарские новости на русском. URL: http://www.nashagazeta.ch/news/12955
    3. Масоликова Н. Ю. «Энергичные знающие интеллигенты – для них Бразилия и создана» : из эпистолярного наследия психолога Елены Владимировны Антиповой // Ежегодник Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2010 / отв. ред. Н. Ф. Гриценко. М. : Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2010. С 363—384.
    4. Масоликова Н. Ю. Творец детских душ : к 120-летию со дня рождения психолога и педагога Елены Владимировны Антиповой (1892—1974) // Методология и история психологии. (В печати).
    5. Материалы международного научного коллоквиума «Образование для всех и ученые-эмигранты: наследие русского психолога Елены Антиповой (1892—1974) в области науки, образования и прав человека в Латинской Америке, Европе и России», Москва, июнь 2012 г. (В печати).

    Похожие материалы