Синдром любви

Оставлен Администратор

Описание: 

15 лет назад родители отказались от Даши, узнав, что у нее синдром Дауна. А сегодня Даша Муханова учится в школе, съездила в Лондон, снялась в календаре «Синдром любви». Она вежливая и заботливая девочка.

15 лет назад родители отказались от Даши, узнав, что у нее синдром Дауна. А сегодня Даша Муханова учится в школе, съездила в Лондон, снялась в календаре «Синдром любви». Она вежливая и заботливая девочка, общаться с ней легко и приятно. Родители вернули Дашу, и она сделала свою семью счастливой.

47 хромосом

Насте было 19 лет, Леше - 23. Красивая молодая пара. Незапланированная, но счастливая беременность. Отличные результаты анализов и обследований. Роды прошли успешно, но, приняв ребенка, все врачи почему-то замолчали. «Я видела, что они склонились над моей девочкой, и не понимала, что происходит…», - говорит Настя.

Позже врач сказал, что у новорожденной подозрение на синдром Дауна. «Но вы не расстраивайтесь, - бодро добавил врач. - Ведь бывают же бракованные игрушки - их можно сдавать назад в магазин». Мир покачнулся и сжался до размеров микроскопической частички под названием «хромосома». 46 или 47 хромосом – должен был показать анализ крови.

Результатов анализов Настя ждала неделю. Каждый из этих дней останется в ее памяти навсегда. Другим мамам приносили детей на кормление, а ей нет: «Зачем тебе? Еще привыкнешь!..» Куда бы она ни пошла - на процедуры, в коридор, она слышала: «Срочно отказывайся, это же урод. Ты видела ее диагнозы?! Молодая – других родишь. А то и муж уйдет, и друзья все отвернутся, останешься одна, да еще с такой обузой».

Едва оправившаяся от родов, не имеющая возможности встретиться с родными, Настя подходила к детской комнате, всматривалась в крохотное личико. Врачи говорили: «Посмотри, у нее же на лице все написано!» А Настя видела маленького ребенка - с розовыми щечками, большущими голубыми глазами и светлыми волосиками, стоящими «ирокезом» на макушке... Она знала, что это – Даша, ее Даша.

Каждый день она видела, как из роддома выходят радостные мамы с детьми на руках, как встречают их родные. Со своей семьей Настя могла общаться только по видеотелефону. Такие же потрясенные и растерянные, как и она сама, они не знали, что сказать. Все ждали результатов анализа. А между тем врачи по очереди встречались с Настиными мужем, мамой, свекровью и сообщали им страшные прогнозы: «Это не ребенок, а овощ на грядке: никогда не пойдет, не заговорит, никого из вас не узнает. И вообще умрет у вас на руках. Привезете домой – и умрет».

Работа над ошибками

Через неделю пришло подтверждение - у Даши синдром Дауна. В тот же день, не советуясь с Настей, родные убрали из дома все детские вещи - коляску, кроватку, первые крохотные одежки. А чуть позже, под непрекращающимся давлением врачей и в присутствии юриста, Настя и Леша написали отказ от ребенка. Каждый по отдельности, ведь у них так и не было возможности встретиться и поговорить. Женщина-юрист была очень бойкой и веселой: «Ну, нашли о чем горевать! Молодые, здоровые, еще десяток родите и забудете все, как страшный сон». Из дверей роддома Настя вышла одна.

Друзьям и знакомым сказали, что ребенок умер. И постарались жить, как раньше. «Нам удавалось притворяться перед другими, даже друг перед другом. А вот перед самим собой… Я тогда готова была идти на любую работу, делать, что угодно – только бы не думать!»

Свой первый приезд в дом ребенка Настя помнит и сейчас. Они поехали вместе с Лешей – и еще с улицы услышали детский плач. Почему-то сразу стало ясно, что это Даша. Она лежала в инфекционном боксе и плакала - ее ножка застряла между рейками кроватки. Она не могла ее вытащить, а помочь было некому - персонала на всех не хватало. Потом приезжать было уже проще, привыкли. Сложнее было уезжать. «Она лежала и смотрела на нас. А нам надо было отворачиваться от этого взгляда и уходить».

Однажды Настя поняла, что в следующий раз просто не сможет уйти без Даши. Врачи сказали, что можно взять ребенка домой на выходные. Но Леша был категорически против того, чтоб забирать ребенка даже временно. Навещать, как-то помогать – да, но не взваливать на себя такую ответственность. Они даже договорились, что этот месяц поживут отдельно: Настя с Дашей у своей мамы, а Леша – у своей.

Весь месяц Настя ждала, когда начнут сбываться и другие прогнозы врачей: когда друзья и родные начнут отворачиваться, когда на ее дочку будут показывать пальцем. Но все было иначе: семья сразу полюбила Дашу, да и муж приезжал каждые выходные и возился с ней. За этот месяц годовалая Даша, которая по приезде домой могла только лежать, научилась сама садиться и ходить за ручки, она очень изменилась. «А ты сможешь ее вернуть?» - спросила как-то Настю мама. Конечно, Настя не смогла.

Но и Леша не мог поменять свое решение. Она долго уговаривала его, приводя самые разные доводы: «Я просто не могу ее сейчас отдать. Ее нужно хотя бы поддержать, дать окрепнуть». Но потом поняла, что нельзя требовать от человека того, что он не может дать. «Во мне говорил врожденный материнский инстинкт, которого у Леши быть не могло. А на споры и обиды у меня не было времени: мне нужно было поднимать ребенка». Леша и Настя официально развелись. Позже Леша будет вспоминать это – отказ от Даши и развод – как самую большую ошибку в своей жизни. Однако он все равно продолжал навещать Настю с дочкой и помогать им.

Свой среди своих

Даша росла и развивалась. Настя уже привыкла, что даже врачи, видя ее, поражаются: «И это ребенок с синдромом Дауна? А мы-то и не знали, что такое возможно, нас совсем другому учили…» Но все же первым местом, где она услышала слова: «Какой у вас прекрасный ребенок!» был Центр раннего развития фонда Даунсайд Ап. Настя случайно узнала о нем от других родителей, приехала с двухлетней Дашей на занятия – и поняла, что началась новая жизнь. «Именно там меня стало окончательно «отпускать». И не только меня, но и Лешу, ведь он тоже приезжал с нами. Там мы увидели других родителей, других детей – и маленьких, и подросших – и окончательно убедились, что это не страшно. Увидели, какая огромная работа ведется, чтобы нам помочь – и поняли, что мы не одни».

Недавно Даше исполнилось 15 лет. Закончив в семь лет обучение в Даунсайд Ап, она учится в обычной школе, на базе которой создан специализированный класс для детей с особенностями здоровья: часть предметов они проходят вместе со всеми остальными, а русский и математику – по более легкой программе. У нее большая любящая семья: мама, папа, бабушка, прабабушка, младшая сестренка Анечка.

По приглашению Первой леди Великобритании Даша ездила в Лондон зажигать огни на рождественской елке, участвовала в фотосъемках для календаря «Синдром любви», общалась с журналистами и знаменитостями. Она очень вежливая и заботливая девочка, с ней легко и приятно. Даша находит общий язык со всеми, но с особенной нежностью относится к детям и пожилым людям, которые отвечают ей тем же. Настя думает, что Дашина будущая профессия окажется связанной с заботой о людях. И ничего, что пока в нашей стране люди с синдромом Дауна не имеют возможности для трудоустройства. Это следующий шаг и однажды мы его обязательно сделаем.

Настя с Лешей вместе, они стали жить семьей вскоре после того, как Даша пошла на занятия в Даунсайд Ап. А через какое-то время снова поженились. На этот раз - обвенчавшись в церкви. К ним в дом до сих пор приезжают и звонят родители, столкнувшиеся с такой же ситуацией и не знающие, как поступить. Настя и Леша твердо взяли за правило никого ни в чем не убеждать и не уговаривать. Они просто рассказывают свою историю: только факты, ничего не скрывая. Насте не раз задавали вопрос: «А ты никогда не жалела о своем решении забрать ребенка с синдромом Дауна?» Задать его, наверное, можно только не видя их всех вместе: Настю, Лешу, Дашу, Аню…