Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    6162

    Мы будем жить теперь по-новому

    Описание:

    Статья о внедрении в практику дошкольного образования требований к адаптированным образовательным программам в соответствии с новым Федеральным государственным образовательным стандартом. Читатели узнают об опыте составления и реализации таких программ в одном из самых известных инклюзивных ДОУ Москвы – детском саду № 288, который является структурным подразделением ГБПОУ «Колледж малого бизнеса № 4». Сад с 1997 года работает как инклюзивный, а сейчас он – ресурсный центр инклюзивного дошкольного образования в пилотном проекте ЮНЕСКО и Департамента образования города Москвы «Московское образование: от младенчества до школы». Специалисты д/с № 288 привлекались к разработке образовательных стандартов, а все его «особые» воспитанники, имеющие инвалидность, получают образовательные услуги по индивидуальным программам, составленным в соответствии с требованиями нового ФГОСа на основе адаптированных основных образовательных программ дошкольного уровня общего образования.

    С 1 сентября 2016 года вступит в силу новый стандарт, в котором указаны особые требования к структуре, результатам и условиям обучения детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Этот Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС) утвержден Приказом Минобрнауки России № 1598 от 19.12.2014 г. Он представляет собой совокупность обязательных требований к адаптированным образовательным программам. Что это такое – попробуем разобраться вместе с читателями.

    Образовательная реформа продолжается

    До принятия в 2012 году нового закона «Об образовании в Российской Федерации» (ФЗ № 273 от 29 декабря 2012 г.) обучать детей с ОВЗ (впрочем, как и всех остальных детей) разрешалось строго по тем программам, которые прошли экспертизу и вошли в перечень одобренных Министерством образования и науки РФ. Как правило, программы, по которым учились «особые» ребятишки, реализовывались специальными коррекционными образовательными учреждениями, а инклюзивные детские сады и школы встречались скорее как исключения.

    Теперь же ситуация все ощутимее изменяется в пользу индивидуального подхода и инклюзии. По новому ФГОСу обязательные требования, утвержденные Минобром, составляют от 60 до 80 процентов адаптированной программы, а остальную ее часть должны предложить сами инклюзивные образовательные организации, ориентируясь на индивидуальные особенности и потребности ребенка. Это очень существенное изменение привычного порядка деятельности образовательных учреждений. Оно обязательно и для основной, и для дошкольной ступеней общего образования.

    Как с очередным этапом образовательной реформы справятся на местах? Пока этот вопрос не имеет ответа. Дело здесь не только во внушительном масштабе перемен, которые затрагивают и методы, и формы, и содержание образования «особых» детей. И не только в неизбежной инерции, по законам которой все новое с трудом пробивает себе дорогу. К сожалению, тут есть еще проблема другого характера: предельно формализованный, очень трудный для восприятия, насыщенный канцеляризмами язык всех ведомственных документов Минобра, включая новый ФГОС.

    Замечать эту проблему как-то не принято, хотя о ней все знают. Думается, что именно из-за нее ситуация с реализацией актуальных требований к инклюзивному образованию напоминает сказку о голом короле: пока все делают вид, что всё в порядке, школам и детским садам не остается ничего другого, кроме как внедрять новшества в меру своего понимания либо… непонимания. Надеяться они могут только на методическую поддержку психолого-педагогических центров и на помощь коллег из тех образовательных организаций, которые уже имеют опыт составления адаптированных программ.

    В Москве одной из таких организаций является детский сад № 288 – структурное подразделение ГБПОУ «Колледж малого бизнеса № 4». Сад с 1997 года работает как инклюзивный, а сейчас он – ресурсный центр инклюзивного дошкольного образования в пилотном проекте ЮНЕСКО и Департамента образования города Москвы «Московское образование: от младенчества до школы». Специалисты д/с № 288 привлекались к разработке образовательных стандартов, а все его «особые» воспитанники, имеющие инвалидность, получают образовательные услуги по индивидуальным программам, составленным в соответствии с требованиями нового ФГОСа на основе адаптированных основных образовательных программ дошкольного уровня общего образования. 

    Зачем Кате «Индивидуально ориентированная программа развития»?

    Прежде чем обратиться к опыту сотрудников детского сада № 288, давайте познакомимся с одной из его воспитанниц – маленькой москвичкой Катей, которая появилась на свет с синдромом Дауна. Не у каждого взрослого наберется столько справок с печатями, выписок, заключений разных комиссий и других официальных документов, сколько их набралось у трехлетней Кати. В два с половиной года она прошла медико-социальную экспертизу и получила индивидуальную программу развития (ИПР). Там есть разделы, которые касаются медицины, образования, социальной защиты, и в каждом разделе содержатся конкретные предписания. Затем девочку привели на заседание Центральной психолого-медико-педагогической комиссии (ЦПМПК), которая выдала ей официальное заключение с рекомендациями по организации образовательного процесса.

    Если верить этому заключению, Катя – почти безупречно развивающийся ребенок. Ведь там написано, что девочке рекомендована основная образовательная программа, то есть та, по которой обучаются все дети в детских садах. Еще сказано, что реализация образовательной программы с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий ей не требуется, предоставление услуг ассистента (помощника) – не требуется, специальные методы обучения – не требуются. А также, по мнению членов ЦПМПК, Кате в детском саду не нужны ни специальные учебные пособия, ни специальные технические средства обучения, ни услуги логопедов, дефектологов и социальных педагогов. Почему же мама Кати так обрадовалась, что девочка получила путевку не в какой-нибудь другой детский сад, а именно в 288-й, где из четырех с половиной сотен воспитанников примерно треть – «особые» дети, с которыми тут давно умеют работать?

    Дело в том, что в реальной жизни Катя развивается далеко не так успешно, как можно подумать, судя по заключению ЦПМПК. У нее до сих пор неустойчивая походка, она передвигается с помощью лангеток, а без лангеток ползает на четвереньках. Кроме того, у девочки наблюдается гипотонус мышц верхних конечностей, есть серьезные проблемы с развитием речи: малышка пользуется в основном жестами и отдельными звуками, и, хотя знает некоторые слова, произносит их невнятно.

    В детском саду девочка попала в руки опытных специалистов, которые для начала проанализировали ее поведение в бытовых и игровых ситуациях: во время еды и сна, общения со сверстниками и взрослыми, на занятиях и на прогулках. Отметив все Катины проблемы, они с радостью обнаружили у нее много положительных сторон и полезных навыков, которые Катя приобрела благодаря усилиям мамы и занятиям в группе раннего развития Даунсайд Ап. Так, у девочки сформирован пинцетный захват, зрительное сосредоточение устойчиво, долговременно. Визуально прослеживает движения объекта в пространстве, зрительный контакт со взрослым удерживает длительное время. Умеет соотносить предметы по цвету, форме, величине. Проявляет интерес к общению со взрослым, жестами указывает на интересующие игрушки, называет отдельные предметы, явления. Длительное время удерживается в дидактической, игровой и продуктивной деятельности.

    На основе первоначальной диагностики, опираясь на адаптированную основную образовательную программу для детей дошкольного возраста со сложной структурой дефекта (обязательные требования к ней содержит ФГОС), а также на заключение ЦПМПК и ИПР, Кате составили собственную адаптированную образовательную программу, которую назвали индивидуально ориентированной программой развития.

    Затем началась ежедневная коррекционная работа. Ею занимались и воспитатели в группе, и логопед, и психолог. Сегодня Катя радует своих педагогов и родителей. Уже в первые месяцы посещения детского сада стало заметно, что в развитии девочки намечается прогресс. По крайней мере, она успешно преодолела трудности самого начального, адаптационного этапа. Как говорится, все идет по плану, а значит, занятия по индивидуально ориентированной программе приносят свои плоды. 

    Сложно только поначалу

    Зачем нужна индивидуальная адаптированная программа, что это такое? Цель, в принципе, понятна. В различных положениях и презентациях, которые легко найти в интернете, об этом пишут так: «обеспечить вариативность основных образовательных программ, дифференцированно учитывающих специфические образовательные потребности разных групп учащихся». Иными словами, если перевести с казенного на русский, цель заключается в том, чтобы, с одной стороны, гарантировать каждому ребенку максимально полные образовательные услуги, а с другой – учесть именно его индивидуальные особенности, которые могут помочь или, наоборот, помешать ему развиваться наиболее успешно.

    «Раньше все коррекционные школы и детские сады были подразделены на восемь видов (с учетом особенностей психофизического развития детей), и для каждого вида была своя программа, – объясняет заместитель директора ГБПОУ «Колледж малого бизнеса № 4» по дошкольному образованию М.М. Прочухаева. – Например, для слепых детей, для детей с общим недоразвитием речи, для слабослышащих и так далее. Эти программы адаптировались по объему и темпу усвоения. Сейчас они формируются по таким же принципам, с той лишь разницей, что обязательные требования, регламентированные ФГОСом, должна дополнять часть, формируемая участниками образовательных отношений». Мария Михайловна соглашается, что взятая из ведомственных документов формулировка «участники образовательных отношений» в данном случае недостаточно конкретна. Ведь под нее попадают все – от самих детей и их родителей до педагогов и администрации образовательного учреждения.

    О том, как это требование поняли в детском саду № 288, рассказывает педагог-психолог этого учреждения Д.Н. Моржин: «Когда к нам в сад поступает ребенок с инвалидностью, по его поводу собирается междисциплинарный психолого-педагогический консилиум, в который входит заместитель директора по дошкольному образованию, а также все специалисты, которые ведут этого ребенка: логопед, дефектолог, психолог и воспитатель. По результатам первичной диагностики, которая проводится в течение первого месяца пребывания в детском саду, они все вместе составляют программу его развития на год. То есть, это такая общая работа, чтобы выстроить образовательный маршрут ребенка. Очень важно, чтобы составляла программу междисциплинарная команда специалистов».

    Мои собеседники подчеркивают: хотя в конечном итоге программа подстраивается под индивидуальные особенности и потребности конкретного воспитанника и занимаются этим специалисты непосредственно в образовательном учреждении, они не могут игнорировать требования ФГОС к структуре, содержанию и условиям реализации программы. Должны они придерживаться и рекомендаций ЦПМПК.

    Выглядит программа так. После анкетных сведений о ребенке, о его инвалидности и наличии рекомендаций ЦПМПК следует заключение психолого-педагогического консилиума. Дальше в документе расписано содержание программы. Согласно требованиям ФГОС, это четыре раздела: «Образовательные области», «Целевой подраздел», «Контрольные параметры» и «Результаты освоения».

    Образовательных областей пять: социально-коммуникативное, познавательное, речевое, физическое и художественно-эстетическое развитие. Каждой образовательной области соответствует свой целевой подраздел со множеством задач, над которыми нужно работать с конкретным ребенком. Например, для нашей знакомой Кати в области социально-коммуникативного развития консилиум рекомендовал обратить внимание на формирование навыков самообслуживания, развитие восприятия сверстника как объекта взаимодействия, обучение подражанию выражения лица взрослого, обучение выражению своего настроения, развитие коммуникативной функции речи. При этом в контрольных параметрах указаны конкретные ориентиры, к которым должны стремиться специалисты в коррекционной работе. Четвертая графа – «Результаты освоения» – пока пуста, она будет заполнена в конце учебного года.

    Вторая часть документа – «Создание специальных условий». Здесь описывается, какими специалистами, в какой форме, кем конкретно и с какой продолжительностью занятий осуществляется психолого-педагогическое сопровождение образовательного процесса. Кроме этого, перечислены условия, необходимые для ребенка: временной режим, организация пространства, вспомогательные средства, технические средства обучения и так далее.

    Третья часть программы посвящена дополнительным занятиям. Кроме этого, документ содержит ссылки на методические разработки, в соответствии с которыми была составлена программа. Утверждают ее все участники междисциплинарного консилиума, а также ведущий специалист, закрепленный за ребенком (это может быть либо воспитатель, либо логопед, либо дефектолог или психолог), и родитель.

    Каждый специалист, а главное – воспитатель той группы, в которую ходит ребенок, ориентируются на адаптированную программу в индивидуальных занятиях и групповой работе, а также в игре и режимных моментах. В течение года промежуточные результаты освоения ребенком адаптированной программы многократно анализируются. Для этого в каждой инклюзивной группе еженедельно проводится междисциплинарное обсуждение групповых процессов и индивидуальных достижений детей. Кроме того, за продвижением ребенка по образовательному маршруту следит ведущий специалист. Если освоение программы идет не такими темпами, которые предполагали участники консилиума, то она может быть пересмотрена.

    Теоретически любое образовательное учреждение должно обеспечить «особому» ребенку условия, рекомендованные в заключении ЦПМПК, и составить для него адаптированную программу. Другое дело, что жизнь состоит из нюансов. Допустим, ваш малыш попал в обычный детский сад, в котором никогда не видели детей с синдромом Дауна и не знают, как эти дети развиваются, как с ними надо заниматься. Предположим даже, что в этом саду нет и никогда не было в штате ни логопеда, ни психолога, ни дефектолога.

    «Когда-то ничего этого и у нашего сада не было, – говорит М.М. Прочухаева. – Инклюзивная работа начиналась с того, что в каждую группу включали по три ребенка с синдромом Дауна. Потом начали брать всех особых детей, вне зависимости от диагноза. Если не знали достаточно про тот или иной диагноз, то шли учиться. Это была наша задача. Каждый год предлагается множество курсов повышения квалификации, и образовательные организации получают субсидии на то, чтобы посылать туда своих сотрудников. Конечно, не всех и не сразу, но одного-двоих в год – это реально. К тому же, доступность услуг специалистов – одно из преимуществ объединения ДОУ, школ и колледжей в образовательные комплексы. Если в штате детского сада может не быть своего психолога, то в рамках образовательного комплекса такой специалист наверняка есть. Так что необходимые ресурсы должны быть у всех. Что же касается нового ФГОСа, то пока еще в нем, действительно, есть непроработанные моменты. Безусловным преимуществом основной образовательной программы дошкольного образования является то, что теперь можно учесть интересы всех детей, которым требуется помощь, не только детей с ограниченными возможностями здоровья или детей-инвалидов. Это очень важно. А дополняют основную образовательную программу как раз адаптированными программами. Они могут быть написаны как для одного ребенка, так и для группы, если в ней есть дети со сходными нарушениями».

    Что ж, добавить к этому мнению можно лишь одно: новый ФГОС не панацея, но и не погибель для образовательного процесса. Это как оружие, эффект которого зависит от того, кто его держит в руках и на кого оно направлено. 

    Похожие материалы